?

Log in

No account? Create an account

В последнее время у нас легализация марихуаны чуть ли не на первом месте в новостях. Увидев, что Фейглин стал подниматься в опросах, «Ликуд» и «Новые правые», словно флюгеры, стали говорить о том, что марихуана не так уж и страшна, и незачем гоняться за любителями «пыхнуть» дома с друзьями… как будто кто-то мешал им заняться вопросом легализации два года назад, или три, или четыре.

Я за то, чтобы травку легализовать. Лучше упорядочить этот вопрос, чем растить поколения «преступников», и создавать почву для криминала. Если можно пить, то можно и курить, вреда от травы явно меньше. И это даже не затрагивая вопрос каннабиса для онкобольных или для страдающих от хронических болей.

Но я не о каннабисе, на самом-то деле. Я о Фейглине.

Не скрою, Моше Фейглин мне чем-то нравится. Он всегда спокоен, в его глазах светится уверенность в том, что он прав. Он написал целую книгу, которая стала настоящим бестселлером, в которой изложил свое нео-либеральное видение жизни в Израиле. Для него каннабис – лишь лакмусовая бумажка, которая показывает уровень свободы в стране.

Моя проблема не с Фейглиным, и даже не с теми, кто готов голосовать за его требование легализовать легкие наркотики. Моя проблема с теми, кто дальше этого пункта не углубился в его программу (подробную, напомню, в виде целой книги). И моя проблема с его оппонентами – от «Ликуда» и «Новых правых», и до религиозных и даже «Голубо-Белых». Они настолько зациклились на вопросе наркотиков, что не задают Фейглину и его сторонникам более важные вопросы.

Движение «Манхигут Ехудит», во главе которого Фейглин пытался с наскоку покорить «Ликуд» чуть более 10 лет назад, опубликовало в 2008-м свою программу – тоже в виде книги. Она называлась «Милхемет а-Халомот», «Война снов» («халом» также переводится как «мечта», можно даже как «идеал», пусть каждый решает, что ему больше подходит). Что он пишет в этой книге?

Например, что премьер-министр должен после победы на выборах совершить торжественный молебен на Храмовой горе. И если полиция решит, что это слишком опасно, и посоветует не допускать ПМ и его министров на Гору, то всё руководство полиции должно быть уволено.

Олимпийские игры надо игнорировать. Негоже евреям в эти «греческие штучки» играть. Надо выйти из ООН, закрыть посольства в Германии и в «антисемитских странах». По субботам футбол надо запретить, и, вообще, всё, без чего можно прожить, по субботам выполняться не будет. И так далее и в том же духе.

Я не против молебна на Храмовой горе. Сам не молюсь, но другим не мешаю, и считаю, что место, на которой стоял наш Храм, должно быть нашим. НАШИМ, а не под управлением иорданских бугаев. Но устраивать там цирк? Увольте.

Закрыть посольства в Германии и антисемитских странах? Я не знаю, кто у нас главный антисемит, и уж точно не буду плакать, если поганая структура лицемеров под названием ООН прикажет долго жить, но кого именно запишем в антисемиты? Госдеп США до недавнего времени был одним из самых антиизраильских очагов на свете, может и в Вашингтоне закроем диппредставительство? Иран – самая антиизраильская страна на свете, и я бы тоже закрыл в неё посольство, но его там нет, так что с кем именно предлагал бороться Фейглин – я не знаю.

Футбол по субботам, равно как и торговля, рестораны и прочие бизнесы – как относится самый либеральный политик страны к тому, что он САМ писал чуть более десяти лет назад? Если он за полную свободу, то какое он имеет право ограничивать торговлю по субботам? Или же всё вопрос конъюнктуры, и его принципиальность и яйца выеденного не стоит?

Говорят, что человек с возрастом не меняется уже. Моше Фейглину 56 лет. Неужели он полностью отбросил всё то, во что верил в 45? Или же он это спрятал за дымовой завесой марихуаны?

А что делать с его предложением аннулировать договоры Осло? Опять же, можно быть за или против, но знают ли его сторонники об этом, и понимают ли, к чему это приведет? И если понимают, то готовы ли заплатить цену? А что насчёт перехода Армии обороны Израиля на профессиональные рельсы? А призыв прекратить американскую помощь Израилю? И аннексировать Иудею и Самарию с их арабским населением? Они за – или против? И неужели сторонники и противники Фейглина и его партии «Зеут» не готовы обсуждать именно эти вопросы, а всё занимаются марихуаной? Это, увы, свидетельствует о всё снижающимся уровне израильского политического дискурса.

P.S Как я уже писал, он мне чем-то нравится. И со многими пунктами в его программе у меня нет проблем, каюсь. У меня проблема с теми, кто за него голосует не интересуясь ничем, кроме легализации.

Шаббат шалом!

כל האור שרק ניתן לשאת

Человек может быть мудаком, но при этом писать отличную музыку.
И, вообще, Изхар Ашдот и его супружница - люди радикально-левых взглядов - выпускали отличные песни.
Он писал музыку, она - слова. И у них это получалось хорошо.
Первые два альбома у него - просто отличные.

Четыре года назад, когда Айелет Шакед была назначена на пост министра юстиции, многие в правом лагере возрадовались. Молодая, амбициозная, правая – в Шакед они видели именно того человека, который сможет изменить и реформировать насквозь прогнившую судебную систему в стране. Так как историю эти люди вряд ли учили, даже совсем недавнюю, то я им говорил прямо – ничего у неё не получится. Если только она замахнётся – не нанесёт удар, но лишь замахнётся – жернова сразу же придут в действие и превратят её в пыль. И поэтому, «ванговал» я, ничего она не изменит. Более того, даже не попытается, потому что она не совсем тупая, и понимает, к чему может привести даже мечтание о каких-либо реформах – благо судьба неугодных системе министров юстиции Яакова Неэмана и Хаима Рамона известна каждому (кроме моих правых друзей).

Четыре года спустя, могу сказать, что, к сожалению, прав был именно я. Шакед много говорила, много выступала, играла в политику, развалила партию, сумела – спасибо и на том – назначить одного консервативного судью в Верховный суд. Она втирала очки, и заставила многих поверить, что при ней ситуация улучшилась, и что печальное наследие бывшего президента Верховного суда Аарона Барака, нанесшего страшный удар по принципу разделения властей в Израиле, потихоньку стирается. Но на деле Шакед лишь укрепила тот самый пресловутый Дип-стейт…

Вкратце – что такое Дип-стейт? Это Глубинное государство, Государство в государстве. Это союз невидимых институтов власти, которые в тайне от общественности и официальных властей принимают важнейшие решения, наплевав на выбранное гражданами правительство. Фактически речь идет о существовании бесконтрольной власти, не подотчетной никому — ни официальным властным структурам, ни тем более общественности. Судьи, прокуроры, владельцы СМИ, чиновники высшего звена – люди, способные росчерком пера загубить чью-то карьеру, приостановить политически инициативы, продвигать свою повестку дня. Они представляют для демократии не меньшую – а на мой взгляд и большую опасность – чем Иран и боты Путина вместе взятые.



Итак, посмотрим на деятельность госпожи Айелет Шакед за последние четыре года, и решим, была ли она хорошим министром.

Прокуратура сливает в прессу материалы следствия ПМ Биньямина Нетаниягу, как сливала до этого все остальные интересные материалы. Это, прошу обратить внимание, уголовно наказуемое деяние. В данном случае речь идёт о попытке повлиять на выборы – но потребовала ли Шакед от полиции хотя бы провести проверку? В студиях вечерних новостей сидят журналисты Гай Пелег и Авиад Гликман, и зачитывают секретные протоколы! Гликман, самое смешное, женат на сотруднице пресс-службы прокуратуры! Но Шакед ничего не предприняла, чтобы это безобразие прекратить, более того, она изо всех сил защищала Дип-стейт.

Бригадный генерал запаса Галь Хирш был назначен Генеральным инспектором полиции в 2015-м году. Сутки спустя против него началось следствие, и назначение пришлось отменить. Хирш, неугодный истеблишменту вояка, был три года под следствием, и всем, следившим за развитием событий, было ясно, что ему шьют дело. Дело до суда не дошло, развалилось, но время прошло, момент был упущен, и хоть ложечки нашлись, осадочек остался. Машина Дип-стейта вновь показала, что она, и только она будет принимать решения, а не какие-то премьер-министр и министр внутренней безопасности. Шакед за эти три года не предприняла ровным счётом ничего, хотя на её глазах разрушалась и уничтожалась карьера талантливого человека, на которого возлагались большие надежды. Более того, она, как и во всех остальных случаях, яро поддерживала «систему».

Генерал Гай Нир, бывший начальник разведотдела полиции, раз за разом пытался получить защиту Минюста, чтобы передать компромат на высшее руководство структуры, в котором прослужил несколько десятилетий. По его словам, Генинспектор Рони Альшейх, генерал Мени Ицхаки и многие другие фактически готовили переворот. Нир утверждал, что у него есть документы, аудиозаписи и доказательства того, что в полиции собирали досье на всех неугодных Дип-стейту людей, чтобы в нужный момент запустить следствие, как в случае с Галем Хиршем. Шакед пальцем о палец не ударила, чтобы разобраться, и все жалобы Нира были проигнорированы.

В прошлом году в Кнессете обсуждался частный законопроект депутата Амира Оханы («Ликуд»), который резонно предложил изменить процесс назначения юридических советников министерств. Фактически, юр.советники – одни из самых влиятельных и эффективных представителей Дип-стейта, они могут просто-напросто «валить» любые неугодные им законопроекты. До сих пор юр. советники назначались в результате конкурса, однако Охана предложил, чтобы юридический советник министерства назначался напрямую ответственным министром, как и другие советники министра, ведь это поможет министру реализовывать политику, которую поддержал избиратель. «Система» встала на дыбы – она могла лишиться мощнейших рычагов влияния – и после предварительной «артподготовки» бывших верховных судей и юридического советника правительства Авихая Мандельблита во всех крупных СМИ, в бой была брошена Шакед. Она «кастрировала» инициативу Оханы, предложив свою. Согласно её законопроекту избирать юридических советников будет особая комиссия, назначаемая министром, а юридический советник правительства получит полномочия утвердить или отвергнуть решение комиссии. То есть, граждане, голосуя за тех или иных политиков, или за те или иные партии, всё равно ничего не решают – над ними сидит Мандельблит (или его сменщик), и словно небожители, сами тасуют колоду.

Примеров много, однако и этих должно хватить, чтобы понять – никакой реформы нет, не было, и в ближайшее время не будет. Айелет Шакед, как представительница правого лагеря, должна была в первую очередь бороться с зарвавшимися чиновниками, де-факто управляющими страной. Но она ничего толкового не сделала в этой сфере, более того – защищала где могла как Генерального прокурора Шая Ницана – одного из самых ангажированных, циничных и беззастенчивых чиновников в стране, так и юр.советника правительства Мандельблита. В эти дни она ведёт сейчас кампейн с требованием дать ей вновь Минюст.

Получит она его или нет – я не знаю, но то, что толку от неё нет, и она лишь покрывает Дип-стейт у меня не вызывает никаких сомнений. Шакед – не просто бумажный тигр, который рассказывает о своих «успехах», и гордится псевдо-реформами, которые очень напоминают определенный мучной продукт, который вешают нам на уши. Она олицетворяет собой один из самых ярких парадоксов Израиля: на протяжение почти 40 лет народ голосует за правых, но правят им левые.

Такое вот сравнение

Вчера, посередине интервью Первому радио, я сам для себя неожиданно пришёл к выводу, что мы – русскоязычные израильтяне – чем-то напоминаем «молодые» страны Европы.

Итальянцу, греку или испанцу никому ничего доказывать не надо. Если вы гуляете по Милану, Салоникам или Мальорке, то любой местный, увидев, что вы не владеете итальянским/греческим/испанским, поможет вам. Если знает английский, конечно же. А вот в Риге, например, водитель как-то демонстративно отказался говорить мне, сколько стоит билет на автобус, не хотел говорить по-русски. Та же фигня постоянно наблюдается в ряде городов Украины.

Украинцам и латышам, неуверенным в себе, только сейчас получившим свою страну, и пытающимся доказать, что он ну очень независимы, невдомёк, что, пытаясь оскорбить туриста, они оскорбляют лишь себя, выставляют себя мелким злобным троллем. Греку такое и в голову не придёт.

Так же и мы. Мы так хотим «интегрироваться», так хотим быть как все, так неуверенно себя чувствуем (разумеется, далеко не все, не нойте) – что пытаемся доказать всем и себе самим, что нас ничего не надо, что у нас нет своих интересов. Мы – как все. Кто такие эти мифические «все» мы не знаем, и ответить не можем – хотя бы потому, что ответа нет – но очень стараемся.

Старожилы из Ирака или Марокко не проявляют такой неуверенности. Он создают музеи и культурные центры (например – Музей Вавилонского еврейства), знакомят молодежь с поэтами и философами стран Магриба, воюют за свою правду (весь вопрос йеменских детей, например, очень многих из них волнует до сих пор). Они достаточно уверены в себе, чтобы заявлять: я – магрибский/тунисский/иракский еврей. И я этого не стесняюсь, я не такой, как польские/румынские/американские евреи, у меня свои интересы и потребности. Они – как греки, португальцы или французы, они знают, кто они.

Повторюсь – политика это в первую очередь борьба за ресурсы. ШАС тянут одеяло в свою сторону, МЕРЕЦ – в свою, «Ликуд» огромными кусками поглощает самые лакомые кусочки пирога и т.д. и т.п. Тот, кто отказывается, да ещё и добровольно, от борьбы за свои интересы (как минимум: пенсионный вопрос, стеклянный потолок в госучреждениях и ведомствах, изучение своей истории) – тот не «настоящий израильтянин. Он недальновидный дурак.

Шаббат шалом.

В один день...

Никогда не был фанатом Prodigy, но скакал и под них, приходилось, да.
И будучи малым, годах так в 93-94-х, пёрся как и все от 90210.
Так что оба - часть моей юности. И мне, как и всем, жаль, когда она начинает ссыпаться на кусочки.
Пусть покоятся с миром.


На прошлой неделе - Behemoth, вчера - Manowar.
Не жалуюсь!

В последний месяц, полагаю, вам довелось слышать о том, что если правы лагерь хочет победить и на этих выборах, то небольшим партиям следует объединиться. Математика не сложная: если партия набирает менее 3.25 процентов голосов – а это около 120 тыс человек – то она не проходит в Кнессет, и эти голоса, получается, «выбрасываются». Так, «Еврейский дом», «Ихуд Леуми» и «Оцма Йехудит» могут набрать каждая по 100 тыс голосов, но не пройдут в парламент, а объединившись «весят» 7-8 мандатов. Партия ГЕШЕР Орли Леви-Абекасис и партия «Кулану» Моше Кахлона тоже могут не пройти в Кнессет каждая сама по себе, но объединившись могут рассчитывать на шесть, а то и семь мандатов. Являются ли Кахлон и Орли правыми – вопрос спорный, но идею вы поняли.


Проблема заключается в том, что объединения эти существуют зачастую лишь в головах политтехнологов и обозревателей. Иногда, по причинам огромного эго – и Кахлон и Леви-Абекасис хотят быть министрами финансов, так что идти одним списком у них вряд ли получится, Ганц и Лапид метят в премьеры, и одному из этих «мачо» придётся уменьшить свой аппетит, если они хотят договориться между собой. Иногда – из-за идеологических разногласий: тот же Моше Фейглин, лидер партии «Зеут», утверждает, что будучи либертарианцем, и в частности – сторонником минимального вмешательства гос-ва в жизнь человека, не может объединиться с «Яхад» Эли Ишая, который хочет содержать полчища дармоедов за счёт казны. Хоть оба и верят в целостность Эрец-Исраэль, и согласны по многим вопросам, объединиться они не могут именно из-за подобных идеологических разногласий.


Часто упоминается и имя Авигдора Либермана. Забавно, что тезисы «ликудников» и их сторонников в СМИ противоречат друг другу. С одной стороны, за НДИ якобы голосуют только «русские» бабушки (таковых, судя по всему, нашлось 215 тысяч в 2015-м году), с другой – если НДИ не проходит электоральный барьер, то правый лагерь в опасности. Знают ли те самые бабушки, что они, оказывается, за поселения в Самарии и за борьбу с активизмом Верховного суда. Не то, чтобы тот самый правый лагерь строил в Иудее и Самарии, и не то, чтобы он хоть как-то стремился на деле приструнить зарвавшихся судей, но сама мысль немного смешит.


«Мы должны бороться за сионизм и за ишув во всём Эрец-Исраэль», патетически восклицают некоторые дважды соотечественники, пламенные диванные строители Храма и покорители палестинцев. Все – на борьбу с левыми, все – за большой и неделимый «Ликуд». Читаешь, и не знаешь, смеяться, или плакать.


Будучи человеком правых и консервативных взглядов, позволю всё-таки спросить: кому нужна неделимая Эрец-Исраэль, если в больницах уже даже коридоры переполнены? Что нам мифы о массовом строительстве в поселениях, если старики, особенно репатрианты, живут в нищете?


Помните, обещания премьер-министра Биньямина Нетаниягу накануне выборов 2015-го? В интервью Девятому каналу он заявил: «О тех, кто приехал в возрасте после сорока, и у этих людей нет пенсий… мы и это решим. Мы понимаем, что проблема реальна и хотим помочь нашим гражданам. Мы единственные, кто доказал хоть какую-то способность к действию».


Ну, как, решил он проблемы репатриантов, или же им всё-таки нужен «свой» защитник? Сделал ли хоть что-то, кроме того, как на пару с Кахлоном всячески задерживать пенсионную реформу НДИ?


А вот человек, который мог бы помочь репатриантам, член «Ликуда» Михаил Лобовиков. Недавно он заявил, комментируя в интервью сайту «Детали» то самое обещание Нетаниягу: «Во-первых, нужно признать, что свое обещание мы не выполнили. Честность и признание своих ошибок никогда не кому не мешали. Единственный способ, чтобы нам еще раз поверили, хотя это будет трудно – предоставить конкретную программу».


Не беспокойтесь, свою программу Лобовиков не представит, Нетаниягу позволил выходцу из Эфиопии Аврааму Негосе, репатрианту аж 1984 года, сохранять пост «главного по алие» в партии власти. Вот как нужны премьеру русскоязычные в целом, и борцы за достойную старость репатриантов, в частности.


«Прекращайте играть в секторальную политику, пора стать израильтянами», написал наивный (или подлый?) человек в соц.сетях. Как будто у миллионера из Герцлии-Питуах и Симы из Сдерот, которая еле сводит концы с концами, и до сих пор говорит на берберском диалекте арабского, одни и те же интересы. Оба – израильтяне, но интересы у них, полагаю, разные. А хасид из Бней-Брака и хипстер из Тель-Авива, между которыми всего 5-6 километров по прямой линии, но не менее 300 лет в реальности, у них, как, тоже одни и те же интересы? У фрезеровщика из Кирьят-Яма и выпускника 8200 из Раананы, у них как с этим обстоят дела? И в Кнессете, неужели кто-то, находящийся в своём уме, верит, что у уроженца Германии Яакова Лицмана из ультраортодоксальной «Агудат Исраэль» те же интересы и чаяния, как у Тамар Зандберг из МЕРЕЦ?


Либерману, разумеется, легко пойти на союз, или даже на слияние с «Ликудом», у него там друзей много. Займет в нём достойное место, будет министром, я за него спокоен. Вопрос – а вам, гражданам Израиля, потративших время на чтение этого текста, от этого станет лучше, или хуже? Вы, как сектор, как общность, от этого выиграете, или проиграете? Если не будет партии НДИ, вам от этого будет теплей, или как?


п.с. В фильме «Тор: Рагнарёк» главный герой, Бог Грома бессильно смотрит, как огненный великан Суртур сжигает его дом, обитель асов Асгард. Хеймдалль, Страж миров, говорит ему: Asgard is not a place, it's a people. «Асгард – это не место, это (его) народ», то есть – пусть сгорит небесный город, главное, что народ цел. Новый Асгард можно выстроить в любом месте. У нас же, такое ощущение, что всё наоборот. Цены в магазинах заоблачные, больницы переполнены, равно как и поезда (когда они ходят, а не простаивают), нищим пенсионерам приходится выбирать между едой и лекарствами – а нас рассказывают про «сионизм» и «общеизраильские интересы», призывают бороться с левыми и отстаивать сильный Израиль. Если Израиль – это не народ, а халоймес, если миллиарды шекелей на пенсии генералам-миллионерам и судьям-миллионерам есть, а для стариков с трудом выбиваются копейки, то задам один лишь вопрос: за этот ли сионизм боролись и воевали наши предки?


Шавуа тов, и бушующего Суртура вам в ленту


Feb. 5th, 2019

На улице февраль, холодный израильский февраль, 25 градусов и сухой ветер. В партии власти проходят праймериз, кодла лицемеров, клоунов и интересантов мочат друг друга во имя демократии и справедливости. Все они кричат «при мне Израилю стало жить лучше, только я помог народу». Параллельно с этим лидеры партии «Новые правые» Шакед и Беннет тоже взахлёб рассказывают, почему при них стало жить лучше и круче. Она, дескать, такие реформы в системе юриспруденции провела, а у него чуть ли не каждый второй бедуин стал ученым-ядерщиком. Кахлон гордится супер-экономикой, а Ганц сурово рассказывает, скольких террористов замочил чуть ли не голыми руками.

В то же время публикуются интересные вещи. О них вам политики вряд ли расскажут.


Так, Орна Бондхейм, директор медицинского центра «Ха-Эмек» в Афуле, сообщила что администрация больницы начала сбор пожертвований у населения для расширения терапевтического отделения. По словам Бондхейм, больница, обслуживающая около тысячи жителей Афулы и ближайших населенных пунктов, имеет вдвое меньше коек для госпитализации на сотню жителей, чем больницы в центре страны.

Возмутительно? Ничего, послушайте на что уходят деньги. Издание «Калькалист» публикует о том, на что тратит сотни миллионов шекелей в год Нац.Банк. На суши ушло около 500 тысяч, на «йом кейф» в Мини-Исраэль – ещё столько же, 7.4 млн – на еду (не платить же сотрудникам Нац.Банка самим за презренные белки, жиры и углеводы, не говоря уже про аминокислоты всякие), 542 тысячи – на «спортивные мероприятия» (чтоб согнать съеденное). И так далее и тому подобное. На это – деньги есть. Как и на прощальную вечеринку, которую устроили в своё время Бени Ганцу, она стоила всего 600 тысяч. Мелочи, всего на пару коек хватит, ради этого не прощаться с генералами и инспекторами полиции?

А вот и публикация на сайте «Мида», о том почему никто не расследует «утечки» из прокуратуры. Чтоб вы поняли, слив информации из заседаний прокуратуры – это уголовное преступление, но в то же время некоторые репортеры, вроде Авида Гликмана с 13-го канала, имеют в своём распоряжении целые протоколы, и знают, в частности, кто на кого смотрел и кому кивал во время заседаний. Но годы идут, никто не расследует. Министр Айелет Шакед, может, и сумела провести в Верховный суд консерватора Алекса Штайна, но практически все остальные её достижения за четыре года остаются лишь в её воображении.

Хотите ещё один пример о её деятельности на благо народа Израиля и правого лагеря в частности? Из того же сайта «Мида»: жил да был судья Менахем Пшетицки, который постановил, что можно нелегалов из Эритреи депортировать, ничего им на родине не угрожает. Как факт, многие европейские страны пришли к такому же заключению. Судью начали гнобить, ибо позиция его совсем не продвинутая, «не-секси». Фактически отстранили опытного судью-ветерана от работы. Знаете, кто бросился на его защиту? Нет, не Шакед. Кажется, никто и не бросился. Ей не до этого, надо в очередной телестудии рассказывать о том, как она реформы внедряет.

В то же время министр просвещения Беннет, её собрат по «Новым правым», признаёт, что конечно допустил какой-то ляп в создании медицинского факультета в Ариэльском университете, но это так, мелочи, он всё исправит. Когда – непонятно, ведь он мечтает о кресле министра обороны, а медиков в Израиле уже не хватает катастрофически, но он уладит, не бойтесь. И кто зарубил создание факультета? Дина Зильбер, зам. Юридическом советника правительства, которая в то же время преподает в главном конкуренте Ариэльского университета – ТАУ. Что думает по этому поводу министр юстиции Шакед? Ничего не думает, она продолжает гордиться своими несуществующими достижениями.

Я бы сказал «параллельно с этим», но отчеты о том, что происходит в Израиле с общественным транспортом, публикуются каждый день. Поезда стоят чаще, чем ходят, автобусы настолько неэффективны, что любой, кто может наскрести на автомобиль предпочитает мучаться в поисках парковки и переплачивать за бензин, чем пользоваться ими. Но министр транспорта Исраэль Кац продолжает бороться с иранской угрозой, без него ведь не разберутся. Ничего страшного, он вовсю поддерживает ПМ Биньямина Нетаниягу, и тот рекомендует «ликудникам» голосовать за Каца на праймериз. Простолюдины пусть в пробках стоят, у Биби и Каца мигалки найдутся, и поездами они всё равно не пользуются. Так что быть Кацу на высоком месте в списке «Ликуда» и на выборах в следующий Кнессет, он знает, что у нас «примо», а что «секундо». Ваш интерес под «примо» никак не попадает, будьте покойны.
Вчера о своем присоединении к НДИ объявил Женя Сова, сегодня - Илья Аксельрод.
Список будет... интересным.